Мятущийся гений Фёдор Гладков

В наши дни популярный в Советском Союзе писатель Фёдор Гладков стал жертвой исторического забвения. Впрочем, как и другие его коллеги. А «вина» Гладкова состояла в том, что он искренне верил в идеи социализма, получал Сталинские премии и восхвалял курс партии.

Сейчас к такой литературной деятельности принято относиться с презрением. И никого не смущает, что многие популярные современные авторы также верят в идеи (но уже либерализма), получают премии (даже Нобелевские) и восхваляют «курс партии» (современные тренды). Преступно, оказывается, верить только в коммунистическую идею, в любую другую идею верить можно запросто.

Мольер, например, был придворным писателем у короля Людовика XIV. Но это другое, скажут поборники свободы слова. Поэт Державин был вхож в приёмную Екатерины II, за Пушкина царь Николай I самолично выплачивал долги, а Грибоедов и Гончаров были вполне себе чиновниками. Но и это другое, повторяют нам светлые лица ратующих за права человека. Писателю можно быть любым – рабовладельцем, помещиком-крепостником, поборником царизма, анархизма, капитализма, либерализма и даже фашизма. Нельзя быть только одним – коммунистом.

А Фёдор Гладков был коммунистом. Он любил свою советскую Родину и живо включился в строительство нового, неведомого доселе, мира. Он, мастер реалистической прозы и «отец» производственного романа, был сыном своего времени. Был таким же ярким, неугомонным и неожиданным, как выпавшие на его долю годы. Гладков был честен и писал честные книги.

Фёдор Гладков. Юность писателя

Гладков – человек интересной судьбы, и жизнь его пришлась на лихие годы. Внешне невзрачный интеллигент-очкарик, но пламенный революционер, воевавший в Красной Армии и ненавидящий царизм. Писатель, положивший начало новому жанру и создавший один из самых популярных в мире советских романов «Цемент».

Фёдор Васильевич Гладков родился 21 июня 1883 года в Саратовской губернии, в селе Чернавка. Детство в крестьянской старообрядческой семье было строгим и бедным. Читать мальчик научился по старинным церковным книгам, а когда в селе открылась деревенская школа, судьба преподнесла Феде бесценный подарок – учительницу словесности. Самоотверженная молодая девушка Елена Парменионова была одной из тех, кто «ходил в народ». Были в те времена такие странные люди, ставившие своей целью помогать бедным и страждущим.

Учительница привила юному Гладкову любовь к художественному слову, открыла красоту языка, познакомила с великими писателями. Очарование Лермонтовым и Пушкиным перешло в глубокие размышления над прозой Толстого и Достоевского, а знакомство с творчеством Максима Горького и Глеба Успенского определили дальнейшие интересы мальчика. Прочитанные книги соединились в воображении будущего писателя с песнями матери, переплелись с русскими просторами и мечтами односельчан о вольной и справедливой жизни.

Россия Горького и Успенского, нищая, несчастная и страдающая, лежала перед глазами Гладкова. Ему не нужно было её воображать, он всё видел сам – серая и безысходная действительность, не дающая повода для ярких фантазий. После трудного и безрадостного детства пришло ещё более трудное отрочество. Работа «мальчиком на побегушках», жесточайшая эксплуатация и грубые побои.

В 1895 году в деревню прислали нового попа из никониан, который начал войну со старообрядцами. Первой жертвой стал Гладков, как самый образованный юноша. Его обвинили в святотатстве и выдали полиции. Избитый до полусмерти, Фёдор был вынужден бежать в город Екатеринодар, где тогда работал его отец. Но и там жизнь была трудна и уныла. Желание рассказать о царящих вокруг несправедливостях вынудила Гладкова рано взяться за перо и описывать нелёгкую долю обычных людей.

В наше время принято воображать царскую Россию как бесконечные балы, интеллектуальные беседы и вальсы Шуберта. Ничего даже близкого к этому не было у основной массы русских людей. А были лишь беспросветный мрак, изматывающий труд и нескончаемое унижение.

Начало творческого пути

В Екатеринодаре, в 1897 году, Фёдор поступил в шестиклассное училище и уже через пару лет начал печататься в газете «Кубанские ведомости». Первые рассказы создавались под влиянием прозы Горького и представляли собой коротенькие зарисовки из жизни простого люда.

Горькому Гладков отправил по почте свою первую повесть «На ватаге, на Жилой». Алексей Максимович предложил некоторые исправления и обещал помочь в издании. Для молодого автора это был настоящий триумф. Между ними завязалась переписка, длившаяся многие годы.

В 1902 году Гладков окончил училище, получил звание учителя и уехал по распределению в Забайкалье, где создал цикл рассказов «На каторге» о тяжёлых буднях заключённых. Рассказы напечатали в читинской газете, и они сразу получили высокую оценку критиков.

Чтобы продолжить учёбу, в 1905 году Гладков уехал в Тифлис, а потом в Ейск. Там он начал сотрудничать с социал-демократической подпольной организацией, за что был арестован и осуждён. Находясь в ссылке, в селе Манзурка Иркутской области, в 1911 году Гладков написал цикл рассказов «Удар» и экзистенциальную повесть «Изгои».

В его творчестве появилось философское осмысление необходимых преобразований. Нить, идущая от идеи страдания, через опьянение будущими переменами вела прямиком к революции, где не только рабочий класс был главной движущей силой процессов, но и крестьянство. В «Изгоях» Гладков приходит к пантеистическим озарениям: «Мы — одно, мы звенья бесконечной цепи, идущей через простой цветок до огненной звёздной зари…».

Сборник рассказов «Удар» высоко оценил Александр Куприн и даже написал Гладкову хвалебное письмо. Такая поддержка мэтра для начинающего писателя была просто необходима. По окончании ссылки, с новыми творческими замыслами Фёдор Васильевич отправляется в Новороссийск. Там он обретёт свой дом, будет преподавать до 1917 года и даже возглавит высшее начальное училище.

Педагогическую деятельность Гладков умело совмещал с революционной агитацией среди рабочих на цементном заводе, том самом, что станет знаменитым на весь мир после выхода романа «Цемент».

Романы «Цемент» и «Энергия»

Революцию Фёдор Васильевич встретил с ликованием. Появилась возможность осуществиться мечтам, мучавшим его с самого детства. Естественно, Гладков не остался в стороне. Он пошёл добровольцем на поля Гражданской войны, воевал с белыми и писал репортажи в газету «Красное Черноморье». Это были годы горения – вспоминал позже писатель.

Автор вызрел в боях и перипетиях Великой Русской Смуты и в 1925 году выдал свой самый знаменитый роман «Цемент». Это глубокое и трагическое повествование сделало Гладкова живым классиком соцреализма и родоначальником целого жанра советской прозы – производственного романа. Людские несчастья, жестокосердие товарищей, крушение семьи, душевные муки, беспримерная самоотдача, героические будни и триумф в финале, сплелись в «Цементе» в сильнейшую драму. Роман сразу привлёк к себе огромное внимание в России и за рубежом, и был переведен на 52 языка.

Более подробно о романе «Цемент» читайте нашу отдельную статью.

В 1927 году Гладков поехал на строительство ДнепроГЭС и там, в самом пекле трудового подвига, начал работу над романом «Энергия». Эпическое полотно о взаимоотношениях людей на фоне грандиозной стройки вызвало шквал критики. Автору вменялась излишняя натуральность труда – он изобразил людей усталых и душевно изношенных, людей, находящихся на грани собственных возможностей. Критики ждали оду героям, а не правду о непомерном труде. Роман был посвящён Горькому, но Горький тоже подверг критике стиль «Энергии». Во второй редакции романа Гладков убрал посвящение.

Произведение ругали только критики и некоторые коллеги по цеху. Простые люди приняли «Энергию» на ура. Они зачитывались, восторгались масштабом и находили в романе похожие судьбы и биографии, видели в героях себя и своих соратников.

Андрей Белый, один из гениев Серебряного века, писатель проникновенный и возвышенный, был восхищён стилем и пафосом романа. За тяжёлой правдой он увидел особый отблеск «луча из будущего», а изнурительный труд героев назвал «линькой» – евангельским рождением нового человека. В целом Белый назвал «Энергию» романом эпохальным по мастерству и многомерности. Гладков и Белый оказались близкими по духу людьми, много было общего в их мятежности, беспокойстве и неугасимом кипении. Между писателями возникла дружеская переписка, длившаяся до самой смерти Андрея Белого в январе 1934 года.

Подведение итогов

Перед самой войной Гладков явил читателю пронзительную оду мирной жизни – в начале 1941 года вышла в свет чудная лирическая повесть «Берёзовая роща». Автор ушёл от масштабов и изложил тихую историю старого учителя, преданно влюблённого в природу. Он так глубоко затронул тему любви к родным местам, тему бесконечного цветения жизни, что вдохновил этим целую плеяду писателей, позже названных деревенщиками.

Во время Великой Отечественной войны Фёдор Васильевич стал летописцем подвига. Как и многие писатели, он бросился в бой, взяв с собой блокнот и перо. Он работал корреспондентом, писал репортажи и, конечно, не забывал о «большой» литературе. В трудные годы сражений вышли две его повести «Мать» и «Клятва».

В последние пять лет жизни Гладков работал над циклом автобиографических романов: «Повесть о детстве», «Вольница», «Лихая година» и незаконченный «Мятежная юность». Россыпь маленьких судеб обычных людей составили масштабную картину крестьянской жизни на рубеже веков.

Через четыре романа проходит жизнь мальчика Феди. Рождённый со светлой поэтической душой, воспринимающий мир как ослепительное сияние чуда, он быстро сталкивается с «прозой» жизни. С несправедливым и мрачным миром бесконечного страдания.

Герой ищет почву в мире, где всё необратимо меняется, и находит её в радости борьбы. Борьбы за красоту бытия. Автор, всё испытавший на себе, всё выстрадавший своей жизнью, честно и подробно рассказал историю простого человека на фоне жизни страны, в декорациях деревни и города, мира и войны, покоя и стихии. Это блестящий и ожидаемый финал творческой деятельности большого писателя.

Гладкову довелось жить в самом сердце эпохи, ощутить терпкий вкус революционных трансформаций, прожить со своей молодой страной боль, страдания, грозы, триумфы и победы. Он сражался за красоту, за эстетику трудового преобразования реальности. И, что самое важное, дал своим читателям редкую возможность прочувствовать и понять сложные годы величайшего обновления мира…

Наша статья о романе «Цемент».

Страничка Фёдора Гладкова в Википедии.

Предыдущая запись Всеволод Гаршин. Грустный гений
Следующая запись «Цемент» Фёдора Гладкова – лучшее из советской революционной прозы

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *