Истории, живущие сквозь нас

Обычно мы воспринимаем человека как нечто телесное, подвластное законам физического мира. Как существо, придавленное болью и смертью к земле. Но человек этим совсем не ограничивается. Он масштабнее. Он представляет собой сложнейшую систему, состоящую из переплетений энергий, рефлексов, встроенных программ и разнообразных историй. Истории бесконечно проигрываются и сменяются, иногда сознательно, но чаще — бессознательно.

Даже когда люди умирают, реализованные ими истории остаются. Они окутывают могильные плиты и таинственными сгустками дрожат рядом с датами, сжавшими человеческую жизнь как клещами. Они проигрываются в памяти других людей, подспудно влияя и на их жизни.

Бернхард Шлинк "Чтец". Истории живущие сквозь нас
Каспар Давид Фридрих «Сова на могиле» 1837

Клетки чужих историй

Люди полагают, что это они придумывают и оживляют истории их жизни, дают возможность историям быть. Но это заблуждение. Истории первичны. Они возникают где-то в неведомом пространстве и осуществляются через человека. Человек лишь площадка для того, чтобы истории существовали.

С помощью историй высший разум плетет нить нашей биографии. Рисует увлекательные узоры жизни. Истории вдыхают энергию в нашу повседневную жизнь. Внутри нас разворачиваются настоящие мистерии – смешение генетической, архетипической и социальной истории.

Генетическая история заведует нашей памятью, и знает она гораздо больше, чем мы себе представляем. Архетипическая история формирует наше смысловое поле, дает обоснование убеждениям. Социальная история определяет наше место в обществе, нашу национальную и классовую принадлежность.

Бернхард Шлинк "Чтец". Истории живущие сквозь нас
Ганс Гигер «Создание и осмысление взаимосвязей» 1986

Кроме цельных и фундаментальных историй, в нас проигрываются всевозможные комплексы, полезные и вредные, дисциплинирующие и разрушающие, структурирующие и размывающие. Комплексы – это обрывки и осколки историй. Ошметки нарративов и мифологем.

Часто мы пребываем в бездумном проживании чуждой и призрачной истории, находимся в воплощении странного явления, которое создает в нас новые комплексы и порабощает. Мы отдаемся непонятной и ненужной игре, лишая себя возможности прожить жизнь более подходящую нашему устроению и потребностям нашей души.

Пленники социальных мифов

Душа человека требует свободного выбора жизненного сценария и творческого раскрытия внутреннего потенциала, она не желает апатичного следования по чужим и безликим магистралям. Социальным вагонеткам и лифтам. Общественным стереотипам и модным трендам.

Социум вкладывает в нас истории, враждебные нам — деструктивные и порабощающие. Это истории покорной массы. Людей, живущих автоматической жизнью. Социум рождает такие истории и заселяет себя послушными исполнителями нужной ему воли. Поэтому создаются тренды успешного человека, блестящего специалиста и уверенного профессионала.

Каждый из нас постоянно покупается на фрагменты каких-нибудь историй, случайно услышанных или являющихся стандартным для данного места проживания. И мы сопрягаемся с этими историями, начинаем жить по их законам, отдаем себя им на растерзание, необратимо приближаясь к страшной развязке.

Бернхард Шлинк "Чтец". Истории живущие сквозь нас
Винсент Ван Гог «На пороге вечности» 1890

Вложенные в мышление истории, лишают нас громадного и прекрасного мира и сводят жизнь к бесконечной работе, бесцельному существованию и непреодолимой тяге потреблять.

Прожив свою никчемную жизнь, мы передаем детям сценарии, лишившие нас свободы. Нарративы рабства. Это называется жизненным опытом. Наши дети обречены застревать там, где застревали мы, и терять свои души также, как мы теряли свои. Редкий ребенок вырвется из болота застывшего и липкого прошлого…

Чужие истории и нарративы, захватившие наше тело и мысли, принуждают нас действовать по их правилам. Мы, не задумываясь, проживаем сценарные ходы и играем роли. Наш внутренний мир так и остается нереализованным. Ему просто нет места в потоке чужих историй. Кроме того, у нас не находится сил озвучить сокрытое, вывести призраков на свет. Огласить их.

Яркой иллюстрацией к нашей теме служит замечательный роман Бернхарда Шлинка «Чтец».

Чтец

Германия. Годы после Второй мировой войны. Юноша влюбляется во взрослую женщину, а после того как она его соблазняет, он буквально сходит с ума от страсти. Молодой человек постоянно думает только о ней, преследует ее на работе и следит за ней на улице. В начале отношений, женщина стремится только к физической близости, в других же ситуациях она довольно холодна с юношей.

В какой-то момент молодой человек начинает читать своей возлюбленной книжку из школьной классики. Женщина очень увлекается слушанием и просит продолжать. Постепенно в их встречи проникает завораживающий мир литературы. Отношения дополняются яркими душевными переживаниями. Юноша вовлекает свою подругу в прежде неведомый для нее интеллектуальный мир. Но идиллия разрушается, женщина загадочным образом исчезает, а юноша впадает в сильную тоску, воспринимая случившееся как страшную трагедию.

Бернхард Шлинк "Чтец". Истории живущие сквозь нас
Кадр из фильма Стивена Долдри «Чтец» ( «The Reader» ) 2008.
Страничка фильма на Кинопоиске

Проходит время, юноша учится в университете на юриста. В один из дней, преподаватель берет его с собой на показательный суд над преступлениями фашистского режима. Юноша смотрит на скамью подсудимых и, к своему ужасу, видит там исчезнувшую возлюбленную. Ее, вместе с другими, обвиняют в сожжении узников концлагеря.

Она одна из всех обвиняемых безропотно подписывает документ, доказывающий ее вину. И в итоге получает самый большой срок. Юноша начинает размышлять о странном поведении женщины, вспоминает их отношения, и неожиданно догадывается – его возлюбленная не умеет читать.

Неграмотность была нерассказанной историей этой женщины. Ее постыдной тайной. Настолько постыдной, что ей было легче признаться в любых преступлениях, даже предстать чудовищем, лишь бы не оглашать свою историю. Именно поэтому она просила юношу читать ей книги и в итоге сбежала от него, боясь раскрытия тайны.

Прошли долгие годы. Мужчина женился, но брак оказался неудачным, воспоминания о прежней возлюбленной не дают ему покоя. Женщина сидит в тюрьме, а мужчина посылает ей кассеты с начитанными книгами. Она берет эти же книги в библиотеке, сопоставляет их и учится читать.

За день до освобождения он навещает ее в тюрьме. Мужчине уже к пятидесяти, она – совсем пожилая женщина. У них происходит долгий и трудный разговор, он обещает помогать ей и далее, но о совместной жизни не может быть речи. Нерассказанная история как призрак окутала бывших влюбленных. В ту же ночь женщина вешается в камере. В ее посмертной записке говорится, что все свое состояние она завещает еврейскому фонду, где учат детей грамоте.

Мужчина узнает, что в последние годы она очень много читала сама и брала в библиотеке книги исключительно по истории Второй мировой войны. Она узнала подробно нерассказанную историю о своем вкладе в величайшее преступление ХХ века.

Бернхард Шлинк "Чтец". Истории живущие сквозь нас
Юрий Шикин «Путы» 2012

Научив ее читать, мужчина дал женщине свободу более полного понимания жизни, открыл огромные массивы информации и, тем самым, подписал ей смертный приговор.

Получилось так, что нерассказанные истории ошибок, тайной связи, причастности к преступлениям, собственной неграмотности опутали жизнь обычной женщины, сделали ее несчастной и погубили.

Путь к свету

Такие, пусть и не столь радикальные ситуации происходят очень часто. Люди даже сами себе боятся во многом признаться. Оберегают и прячут истории, которые нужно выносить на свет и выбрасывать из себя. Но, чтобы освободиться, необходимо не бояться и рассказать свои нерассказанные тайны.

Нужно научиться представлять и воображать дальнейшее развитие вонзившихся в нас и поработивших нас историй. Тогда мы поймем чуждые сценарные ходы и получим возможность выбирать между ними. Сможем держать ситуацию под контролем.

Очень важно дать этим историям огласку. Рассказать о них хотя бы самим себе. Не скрывать внутри себя чужую схему, вторгшуюся в нашу жизнь. Так, взмах за взмахом, мы будем отдаляться от уготованных нам однообразных будней, от нелепых мещанских радостей, от ментальных кошмаров обыденной жизни.

Так мы будем двигаться вперед. К свету.

Бернхард Шлинк "Чтец". Истории живущие сквозь нас
Каспар Давид Фридрих «Странник над морем тумана» 1818
Предыдущая запись Павел Филонов. Грезы о невозможном
Следующая запись Фильм «Майор» Юрия Быкова. Царство зверя
Обсуждение: 2 комментария
  1. Лилия:

    Поучительно. Каждый проживает свою жизнь и менять её надо по своему умозаключению. Это моё глубокое убеждение. Надо посмотреть этот фильм, тем более играет моя любимая актриса. Очень сложная статья для моего восприятия.

    Ответить
  2. Дарья:

    Прекрасная статья и здорово подобранные картины.

    Ответить

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *